Журнал / Все

Шаманизм западных бурятов. Духи как часть среды

Усть-Ордынский Бурятский округ Иркутской области — это место, где обитают духи. Шаманы, ритуальные столбы, священные горы и реки — все это находится в нескольких десятках километров от Иркутска, где в противовес — пробки, аэропорт, дорогая недвижимость, мегамаркеты и прочие достижения западной цивилизации. Всего пара часов езды и вы оказываетесь в мире кардинально ином, ваши законы физики здесь — не законы вовсе.

Усть-Ордынский пейзаж
Фото: Екатерина Волгарева

Буряты разделяют себя на восточных и западных. Первые живут на территории Бурятии и исповедуют в большинстве своем буддизм с элементами поклонения духам местности и рода. Западные же буряты, в частности жители Приангарья, буддизм не приняли и остались шаманистами по сей день. Усть-Ордынский округ делится на Аларский, Баяндаевский, Боханский, Нукутский, Осинский и Эрихит-Булагарский районы. В каждом районе почитают собственных духов местности, и по-своему — традиции могут существенно отличаться, найти строгих правил и законов невозможно — никакой шаманской «Библии» ведь не существует. Поэтому рассказывать о том или ином обряде нельзя общо, можно говорить только о сиюсекундном опыте. 

Знакомиться с шаманским обрядом мы поехали в Осу — село, расположенное в 140 километрах севернее Иркутска. Эксперт в этнокультурных особенностях западных бурятов Татьяна Швыдченко рассказывала легенды осинских бурятов. Так, в деревне Улей девушки никогда не поют на улицах. А все потому, что верят в легенду: 

… Много веков назад прекрасную юную деву насильно отдали замуж за нелюбимого. Он бил ее, издевался, держал в кандалах. Однажды ей удалось сбежать от изверга, но забыть его зверства женщина не смогла и утопилась. С тех самых пор она ходит по окрестностям и забирает в свою “армию” души творческих, молодых и счастливых людей…

В соседнем районе, к примеру, разгуливает дух женщины, которая съела печень недавно убиенного мужа и у нее вырос огромный клюв. Где-то поблизости в междумирье обитает шаман, отравленный женской кровью. 

Духов задабривают водкой, белой пищей, баранами и конями. Последних приносят в жертву только в случае очень серьезных просьб. Человеку с мышлением «прозападным» такие обряды кажутся чем-то из ряда вон, но и для местных мы — дети больших городов — не менее экзотичны в повадках. Скажем, ни одному буряту, живущему в таких традициях, в голову не придет, что можно не пить молоко. Или не есть мясо. Или не хотеть иметь детей. Ну быть же такого не может!

Бурятский шаман Оса
Фото: Елена Бадашкеева

Для людей здесь духи не менее реальны, чем скот, земля, дождь. Это повседневность. Тому доказательство обряд, который мы увидели в Осе. Два шамана и шаманка просили у покровителей благословить Татьяну — организатора нашего путешествия (она на фото ниже). Сам обряд выглядел как что-то вроде мастер-класса по приготовлению еды. На середине юрты мужчины в ярких халатах на печи жгли траву, поливали все водкой, что-то говорили на бурятском, потом передавали пиалы с водкой и молоком присутствующим. Никаких оров, бешеных глаз, вселяющихся в шамана духов, прорицаний и прочей свистопляски. Вполне рядовая процедура. Это чувствовалось и по поведению «главных по духам», и по самой мизансцене — все очень спокойно, по-свойски. Отношения у западных бурятов с духами крайне практичные. Люди приносят им жертвы, проводят ритуалы, всячески задабривают, но за это духи должны помочь осинцам с бухгалтерией, урожаем, работой, примирить с соседом, семью поберечь. Просят простое и бытовое, ведь общаются часто.

Шаманы Бурятии
Фото Екатерины Волгаревой

Точные правила поведения при ритуале знает только конкретный шаман, который его проводит. В Осе нас попросили покрыть головы, но добавили, что в Усть-Орде при обрядах просят головные уборы снять. Здесь нельзя «нечистым» девушкам присутствовать при разговорах с духами, а в соседнем селе можно. Так ведь и духи разные! Этот конкретный осинский дух сопки не приемлет голые макушки. А аларскому они могут очень даже нравиться.

Человеку пишущему и увлекающемуся этнографией с детства обидно — верования западных бурятов невозможно структурировать, подсобрать и поставить в строй. Они живут, меняются и умирают вместе с носителями веры. Зато именно здесь, всего в паре сотен километров от Иркутска, можно прикоснуться к истинному устному народному творчеству. Творчеству, которое хоть и меняется, но переживает тысячи лет. Эти сказки, легенды, приметы завораживают, в них чувствуется прошлое на расстоянии вытянутой руки. Прошлое, которое становится настоящим и будущим естественно, потому что так устроен этот мир.

Екатерина Волгарева

Читайте также:

Барисаны — бурятские ритуальные столбы для поклонения духам

Возрастное ограничение: 0+.

В наших соцсетях все самое интересное!

Ссылка на vk
Вам может понравиться