В 2012 году туроператор «Байкалов» сделал несколько выпусков журнала «Байкалов день». В Сети издания не выходили, что большая потеря для людей, интересующихся нашим регионом — материалы до сих пор актуальны.  Перед вами интервью с Николаем Дроздовым. В нем много любви к байкальской природе с оттенком «ясновидения» — то, о чем говорил Николай Николаевич 10 лет назад, сбывается прямо на наших глазах. Коллеги разрешили нам опубликовать ряд материалов, созданных тогда. Благодарим их за это!

Автор текста: Екатерина Тангасова. Эксклюзивное интервью для журнала «Байкалов день»

На Байкале успело побывать множество знаменитостей, один из них – профессор МГУ, академик РАЕН, бессменный ведущий телепередачи «В мире животных» Николай Дроздов. Озеро Николаю Николаевичу пришлось исколесить вдоль и поперек, но такая работа была ему только в радость. Он снимал фильм для BBC, дважды погружался в Листвянке на дно озера в батискафах «Пайсис» и позже приезжал сюда во время экспедиции «Трофи». Николай Дроздов регулярно посещает Байкал как эксперт по экологии. 

Николай Дроздов
Фото: Виктор Антонов

— Николай Николаевич, какие ассоциации у вас возникают при слове «Байкал» и как состоялась ваша первая встреча?

— Это могучий дух природы, мировая сокровищница, настоящее чудо природы, как говорится, «славное море — священный Байкал». Как впервые его увидел, я уже не вспомню, это было в 1980-х годах. Со временем мои ощущения только конкретизировались, потому что я своими глазами увидел великолепие байкальского края. Юго-запад Байкала хорошо разведал. Когда мы делали фильм для ВВС, снимали и с крыла самолета, и с воды. Особенно врезались в память большие яки. Хорошо помню устье Верхней Ангары и Баргузинский заповедник.

— Есть ли любимые места, куда хочется возвращаться вновь и вновь? 

— Таких мест у меня много, ведь я почти везде побывал на Байкале. Это, к примеру, юго-запад — там, где начинается горный район. Северо-восточный район мне тоже очень нравится. Особенно отложился в памяти поселок Нижнеангарск, который находится в дельте Верхней Ангары. В Нижнеангарске есть и конные тропы, которые я лично проверял, ездил по ним. Я ведь всю жизнь очень любил и продолжаю любить лошадей. В юности работал табунщиком на конном заводе под Москвой, поэтому сразу увидел в конной тропе что-то очень родное. Я считаю, что таким поселкам и городам, как Нижнеангарск и Байкальск, хорошо бы стать туристическими, им есть что предложить туристам.

— Вы выступаете за развитие туризма. Но многие ваши коллеги, экологи, говорят, что туризм губителен для Байкала. Не секрет, что ежегодно с берегов озера вывозят тонны мусора. 

— Да, есть и такая проблема. Но мусор, оставленный туристами, ни в какое сравнение не идет с отходами от промышленного производства. А люди, которые приезжают на Байкал издалека, едут, прежде всего, с какой-то надеждой и любовью к озеру и, я думаю, не должны мусорить. Радует, что появилась местная организация «Большая байкальская тропа», которая пропагандирует экотуризм. Туристов надо не бояться, туристов надо привлекать, приглашать защищать и спасать Байкал.

Исследователь жемчужины 

— Какая экспедиция на Байкал вам запомнилась больше?

— Конечно, когда мы плыли на двух самоходных аппаратах «Пайсисах» и спускались под воду в районе Листвянки. На этих батискафах было менее комфортно, чем на «Мирах». В аппарат можно было вместиться только втроем, а перед нами были иллюминаторы. Внутри было очень холодно, так как не было обогрева. Все электричество требовалось для работы мотора. Мы сидели в телогрейках и шапках. Температура воды в любое время года на глубине низкая, при нас она была +4º . При этом мы еще выдыхали пар, который всасывался в прибор, похожий на кондиционер и установленный специальным образом над нашими головами. Этот же прибор с другой стороны выдувал воздух, уже насыщенный кислородом. Этот вентилятор в маленьком шарике, в котором мы находились, создавал дополнительный холод. 

— И что вы увидели на дне озера? 

— В иллюминатор мы видели рыб, особенно хорошо удалось разглядеть голомянку, а также разнообразных моллюсков и знаменитых бокоплавов, которые, как и многие другие, являются эндемиками Байкала. Конечно, было интересно увидеть мир под водой, где все ползает, искрится. Скалы, уходящие в глубину, а между ними черные-причерные ущелья. Мусора, кстати, не видели ни при первом погружении, ни в последующие. Я слышал, что машины и даже тракторы уходили под воду на Байкале (конечно, сами трактористы успевали выпрыгнуть), но мы подобного на дне не встречали. Нужно было подольше, наверное, поплавать.

— А другие необычные путешествия были? 

— Да. На границе Баргузинского заповедника мы начали свой сплав по одной из рек на плотах. Компания у нас подобралась хорошая, веселая, душевная. К Байкалу мы плыли три дня. Это было настоящее приключение: с ночевками, с преодолением порогов. Иногда приходилось нести плот на себе через завалы деревьев. Очень советую всем туристам попробовать такой трехдневный сплав на плоту. На современных плотах из резины нужно сидеть, а во время плавания его часто заливает. Порой окатит тебя холодной водой – вот что здорово! Потом вдруг найдешь в лесу избушку, переночуешь в ней, а вокруг медведи будут бродить.

Николай Дроздов

— Медведей не боялись? 

— Медведи сами никогда не нападают, обычно их можно увидеть жующими травку. Напасть может только медведица с медвежатами, но это редкость. Как правило, этот зверь сам уходит от человека. А если перед вами стоит такая задача — найти косолапого, то надо идти очень аккуратненько и тихо, не шуметь. Искать лучше летом в определенных местах, тогда медведей можно встретить в большом количестве. 

Поводы для преклонения 

— Приток туристов на Байкал увеличивается с каждым годом. Чего люди не могут найти за границей и обретают здесь? 

— Байкал — это мировое природное уникальное наследие. Человек может объехать всю Северную и Южную Америку и Австралию, но ничего подобного не найдет. Если он настоящий путешественник, любящий природу, но при этом не побывал на Байкале, то можно считать, что он не дорос до такого звания. 

— А не преувеличена ли уникальность Байкала? 

— Байкал и его природа абсолютно уникальны. Здесь нечего стесняться, нужно любить и уважать свой край. Во-первых, это самое глубокое озеро на планете, во-вторых, здесь 20% всего мирового запаса пресной воды, который пока что в хорошем состоянии. Если весь мир в один момент окажется без воды, байкальская водичка пойдет по особо высокой цене, наравне с виски и бренди, если не дороже. Вообще, очень жаль, что сейчас вода Байкала не так сильно разрекламирована и ее нельзя купить в любом ларьке. А ведь она сама по себе намного чище и лучше любой другой, которую просто очистили.

— В чем особенность байкальской флоры и фауны? 

— Она эндемична — много живых существ, которые водятся только в Байкале. Флора очень красочная, можно найти необыкновенно красивые растения. Но больше всего эндемиков все-таки в воде. Обитатели озера практически все уникальны в своем роде. Объясняется это тем, что Байкал не связан ни с каким другим бассейном. Из него вытекает только Ангара, поэтому видообразование протекало по-своему, внутри замкнутой экосистемы. 

Байкальские яства 

— Байкальская кухня, как известно, изобилует блюдами из баранины и говядины: позы, бухлёр, пельмени. Каково вегетарианцу на Байкале? 

— Я стал вегетарианцем в 1970 году, после того как побывал в Индии. Из традиционной кухни только для видимости что-то пробовал, но в основном ел, конечно, вегетарианскую еду. Я с уважением отношусь к такому столу и вовсе не спешу всех уговаривать стать вегетарианцами. Какое людям вегетарианство, если они работают в поле, в лесу, на озере? Им нужно заботиться, чтобы были всегда силы для работы. Это я могу себе позволить снизить физические нагрузки, а им это ни к чему. На севере, когда только два месяца в году ягоды и листочки, и не может быть вегетарианцев. Вегетарианство — это личное дело каждого. 

— Наш читатель хотел бы задать вам вопрос, связанный с вашим участием в «Последнем герое». Если бы подобный проект проходил на Байкале, чем можно было бы питаться, не считая ягод, грибов, орехов и рыбы? 

— Из того, что съедобно, могу назвать жуков да пауков. Если покопаться, можно найти калорийных личинок. В них нет ничего ядовитого, но в любом случае, если есть костер, всегда лучше им воспользоваться. Попадаются и моллюски, например наземные улитки. Но вряд ли у людей на Байкале появится аппетит на подобные лакомства. 

— Вы рыбачили на Байкале? 

— Сам я не занимаюсь рыбной ловлей, но, конечно, наблюдал, как другие из нашей экспедиции ловят омуля и другую рыбу. 

Особая энергетика 

— Вы бы предпочли активный отдых пляжному? 

— Только активный. На пляже я со скуки умру. Активно путешествовать и исследовать мне не надоедает никогда. Спортом никаким особенно не увлекаюсь, а если есть время, делаю зарядку, пробежку по утрам. Правда, в экспедиции за день так набегаешься, что никаких дополнительных упражнений уже не надо. 

— Многие считают Байкал священным озером, вы в это верите? Приходилось ли вам чувствовать его энергетику? 

— Я встречался с шаманами, имею представление об этой энергетике. Все-таки объекты природы — и животные, и растения — имеют природную силу. Не могу сказать, есть ли еще магическая. Некоторые люди приезжают на Байкал «подзаряжаться», брать энергию из окружающего мира, я пока еще не дорос до этого. Зато каждый раз получал приподнятое настроение, радость и восторг, которые Байкал мне непременно доставляет. Это, бесспорно, есть. Вот что могу назвать своеобразной энергетикой. 

— Представьте, что вы приехали на Байкал не работать, а отдыхать с внуком. Что вы ему покажете в первую очередь? 

— Мы, конечно, посмотрим на байкальских животных, побываем на горячих источниках в горах. Но в первую очередь мне хотелось бы показать ему Баргузинский заповедник, а затем дацан и буддийский монастырь. В окрестностях Улан-Удэ – центр традиционной медицины (это уже настоящее лечебное учреждение, в котором используют методы лечения тибетской и китайской медицины). А под конец путешествия хорошо бы сплавиться по рекам.

Читайте также: Путеводитель по Байкалу от группы «Ундервуд»

Возрастное ограничение: 0+.