Журнал / Все

Анатолий Казакевич: Мы стремимся возродить интерес к великой истории Иркутской губернии

Анатолий Казакевич известен далеко за пределами Иркутской области как бесстрашный путешественник, который проходит немыслимые расстояния по воде. Проектом «Байкал — Аляска: путь сибирских купцов» он занимается с 2013 года: сначала была работа с историками и экспертами, потом разведка маршрута. В 2010-2019 годах команды мореплавателей прошли на катамаране океанского класса  более 15 тысяч километров по следам иркутских купцов от Иркутска до Ситки (Аляска). А в этом году экипажи совершили не менее отчаянный поход, повторив знаменитую Амурскую экспедицию 1854 года. Обо всем этом мы поговорили с Анатолием. Перед вами первая часть интервью, посвященная тому, с чего начинался путь капитана на Север и как экспедиции удалось достичь Аляски. 

Перед прочтением советуем ознакомиться с материалом «Как иркутские купцы создали Русскую Аляску».

Фото: Анатолий Казакевич / Facebook
Фото: Анатолий Казакевич / Facebook

Как рассказывает Анатолий, первые два года проекта ушли на то, чтобы собрать информацию о походах иркутских купцов, изучить карты, составить примерный план путешествия: «Исторических материалов много, они объемные. Чтобы выудить из них самую суть, нужно было потратить несколько месяцев интенсивной работы. Мы собирали информацию о маршруте — как проходил путь из Иркутска на Аляску, выясняли факты, изучали историю самых ярких достижений Российско-Американской компании о походах, экспедициях и прочем — есть очень много моментов, которые действительно поражают. На основе этой систематизированной информации мы и начали строить маршрут».

— Почему вы вообще взяли эту тему?

В экспедициях и путешествиях я с детства. В первые походы родители возили меня еще с «пеленочного» возраста, а в 14 лет я пошел в Иркутский городской туристический клуб «Саяны». Там был такой режим: мы каждый выходной куда-то ходили. Витязь, пик Черского, сплавы, походы. Таким образом, весь наш регион мне удалось облазить в разных вариантах. С 2007 года я уже самостоятельно занялся туризмом — меня привлекают маршруты новые, неисследованные. А где-то с 2006 года  я получил права  яхтенного капитана и встал за штурвал. Мы с друзьями арендовали яхты в разных странах, в 2006-м я совершил путешествие на парусном надувном катамаране от Владивостока до Совгавани (расстояние между городами — 1100 км. Советская Гавань — город в Хабаровском крае, находится на берегу Татарского пролива — прим. ред.). Там был катамаран 6х3 метра, ехали мы втроем. Это было маленькое суденышко фактически без двигателя — то есть, он был, но чахленький и практически не работал. После этого похода зарекся. Думал: «Да чтобы я, да на парусном катамаране, да на море — никогда в жизни!». Но сами видите, как получилось. Там просто были совсем аскетичные условия: палатка на полчеловека, когда ты спишь либо ногами, либо туловищем наружу. Два человека на вахте, а один пытается вот так спать. 

А потом мне стали попадаться факты о делах иркутских купцов. Сначала случайно натыкался на информацию о том, что люди из Иркутска ездили на Аляску по воде. Меня это заинтересовало, начал углубляться и изучать — как. И был шоке от того, какие масштабные экспедиции в прошлом организовывали купцы. Представлял, что люди сидят в деревянном доме в Иркутске при свечах, карт на север нет — какие-то абрисы примерные. А это догадки про несколько сотен километров — вроде бы здесь должен быть материк. И в этих условиях люди собирались и совершали масштабнейшие экспедиции и на Гавайи, и в Калифорнию (Форт-Росс в 80 км от Сан-Франциско был построен иркутскими мореплавателями). Еще один момент я еще у историков не домучил, но неоднократно встречал упоминания, что первого губернатора в Калифорнии назначал чуть ли не сам Муравьев-Амурский.

Карта экспедиции Байкал - Аляска
Карта экспедиции Байкал — Аляска
Разведка

С каждым годом этих фактов собиралось все больше и больше. На сайте «Байкал — Аляска» есть целый каталог таких событий. И меня зацепила мысль — а можно ли вообще в наше время пройти этот маршрут. Сначала была идея со сменой разных видов транспорта, чтобы из Иркутска доехать до Аляски: планировали сплавиться на барже по Лене, потом до Охотского моря на вертолетах, а уже по нему и дальше до Аляски — на судне, арендованном на Камчатке. Но мы тогда «уперлись» в кусок пути от Якутска до Охотского моря.

Яндекс.КартыЯндекс.Карты

* Карта не отображает маршрут экспедиции, а показывает расстояние между объектами.

Все меня убеждали, что этот участок непроходим, дорога заросла и это всё невозможно преодолеть в принципе, кроме как на вертолетах. Но потом мы решили сделать разведку. Можно сказать, на коленке собрали тримаран за две недели в парке «Поляна», испытали, потом там заново собрали в Усть-Куте и отправились в плавание до Якутска. Это был простейший тримаран — три баллона, мотор, палуба из фанеры и на саморезы прикрученные палатки. Местные мореманы в Усть-Куте нам говорили: «О, вы маршрут не пройдете, утонете». Выяснилось, что человек в основном мыслит радиусом 200-300 километров от своей точки проживания, а то, что дальше — страшно, и все непременно помрут. Но, конечно, через 200-300 км тоже живут люди и все в порядке. 

Мы, пройдя эту разведку, на подходах к Якутску встретились с ребятами из МЧС. Это произошло волею случая — мы остановились на ночевку в одной точке. Они нам рассказали, что пять-семь лет назад лично добирались до поселка Аян — единственные из всего Якутска. И что на лодке возможно подняться до поселка Нелькан. Там приток Лены — река Алдан, а дальше у нее есть еще один приток — река Мая. 

Мы воодушевились, в этом же году отправили небольшой десант из трех человек на разведку, чтобы из поселка Усть-Мая с местным эвенком доехать до верховий Маи. Поняли, что все это реально абсолютно. Тогда же организовали небольшую вылазку на Камчатку, чтобы как-то познакомиться с этой территорией, походили там на яхте. Так мы исследовали три точки, у нас сложился маршрут и понимание, что весь путь от Иркутска до Аляски можно пройти на одном судне.

Первый этап экспедиции «Байкал — Аляска»: от Иркутска до Петропавловска-Камчатского
Яндекс.КартыЯндекс.Карты

* Карта не отображает маршрут экспедиции, а показывает расстояние между объектами

После этого за зиму нам подготовили катамаран в Новосибирске. Это достаточно серьезное и дорогостоящее транспортное средство. Аналогичная модель судна прошла кругосветное путешествие — новосибирец Анатолий Кулик с командой два-три катамарана сменил и в несколько этапов прошел океан. Мы доработали немного проект с учетом северных территорий и в 2017 году 30 мая стартовали от ледокола «Ангара» в Иркутске. 

Мы не знали, сколько времени займет путь, были только какие-то предположения. Когда мы доехали до Камчатки, то, конечно, посмеялись над собственными планами, которые были за полгода до этого, потому что реальность сильно отличалась. У нас путь до Петропавловска-Камчатского в итоге занял два месяца. Хотели ехать дальше, но в начале августа уже поздновато выходить в Берингово море —  погода портится, начинаются осенне-зимние шторма. На зиму мы оставили судно в Петропавловске-Камчатском. 

Иркутяне на Аляске — снова!

Изначально дальше мы хотели пойти по историческому маршруту — не вдоль берега, а мимо Алеутских островов, но на судне нашего класса идти в открытом море со штормами, когда волны достигают шести метров и более — очень рисковая операция. А жизнь и безопасность всегда важнее, плюс вдоль берега интереснее. Так что мы решили на следующий год отправиться в сторону Аляски от Камчатки вдоль берега. У некоторых членов нашего экипажа до сих пор есть идея пройти рядом с Алеутскими островами, но там очень опасная территория. В этом месте происходит водообмен между Тихим океаном и Беринговым морем, острова как большой гребень торчат из моря, и там огромный перелив воды, постоянно штормит. 

Яндекс.КартыАлеутские острова — Яндекс.Карты

 

В 2018 году в середине июня после подготовки судна мы стартовали из Петропавловска. Экипажем в четыре человека двинулись в сторону Анадыря и добирались туда больше трех с половиной недель. Потом пересекли границу и пошли вдоль Аляски.  Сам переход небольшой — хотелось бы отметить, что граница между Россией и США составляет всего четыре километра. Мы просто мыслим картами и нам кажется, что справа у нас просто конец карты и там ничего нет. А Земля, как это ни банально, круглая, за “концом карты” начинается Америка.

В Беринговом проливе есть два острова. Эти острова — Малый и Большой Диомид — это граница между нашими странами. Мы, правда, пересекали пролив не в самом узком перешейке, а южнее. Это связано с административными причинами — с российской стороны мы вышли из бухты Провидения, где есть таможня, а причалили в поселке Ном, где тоже есть таможенная служба, где мы обязаны зарегистрироваться. Этот путь составил 400 километров, что тоже совсем немного. А контраст потряс. Во-первых, у нас разные климатические зоны. Над Беринговым морем находится Северный Ледовитый океан, его течение спускается вдоль российского побережья, а на Аляске теплое течение, которое начинается еще с Мексики и Калифорнии, поднимается на север, оно идет против часовой стрелки. Из бухты Провидения мы выходили в «пуховках», закутанные, перемотанные в середине июля. А причалив в Ном, надели шорты и футболки — спустя 32 ходовых часа, это вообще ни о чем. 

Яндекс.КартыЯндекс.Карты

А дальше после Нома пошли вдоль берега — пересекли залив Нортон к дельте Юкона. Это огромная река, раз, наверное, в 15 больше дельты Селенги, но мелкая — бывает, что в 30 километрах от берега мы садились на мель. Поэтому большие суда там не пройдут, а мы прошли. Шторма там, надо сказать, сильнейшие — ветер был и до 40 метров в секунду, но мы, опять же, пользуясь проходимостью судна, всегда пережидали их в дельтах небольших рек, лагунах. По три-пять дней ждали, пока успокоится вода. 

Расскажу историю. Остановились в поселке у залива Бечевина, чтобы переждать шторм, сидели в домике и  периодически наблюдали в бинокль за обстановкой за окном. Уже ужин накрывают, я «кедровочку» наливаю — намечается отличный вечер. Но в этот момент вбегает хозяин дома и говорит, что катамаран оторвало от пирса. Спасли мы его по счастливому стечению обстоятельств. У нас вообще в экспедициях много чего решается благодаря везению. В этот раз мы только подъехали к берегу, как ветер на секунду прибил катамаран. Мы на него запрыгнули, его тут же от берега отжало, но я уже взял управление в свои руки. Американцы оперативно помогли: сразу пригнали бобкэт, джип, привязали веревки 100-метровые, и мы его просто выдернули по камням на сушу. И потом все мокрые с зарядом адреналина пошли ужинать. 

Потом мы посетили остров Кадьяк — это центр русской культуры и православия на Аляске. И на этом экспедиция 2018 года закончилась — у них начинается сезон штормов. На Аляске это значит, что все магазины в маленьких населенных пунктах 20 августа закрываются, рыбалка заканчивается. И всё, зима. В поселках, где рыбалка развита, ситуация такая — летом там живет, допустим, 3000 человек, а зимой — 300. И те, кто остается, запасаются заблаговременно необходимым на всю зиму, магазин устраивает распродажу, а в следующий раз он откроется в конце мая. 

В 2019 году мы от Хомера дошли до Ситки. Красивейшие места, все пронизанные историей Иркутской губернии. На Аляске до сих пор об этом помнят. В Ситке несколько скверов посвящены иркутским купцам, на Кадьяке две центральные улицы названы в честь Баранова и Шелихова (это как в Иркутске улицы Ленина и Карла Маркса).

Поэтому да, помнят. И отношение, надо сказать, положительное и к нам, и к истории. Мы встретили парня, которого зовут Кейси Колмакофф в небольшой рыбацкой деревне. Он рассказал, что его фамилия пишется  «Колмакофф» — именно с двумя «ф», у них у всех так. Они думают, что у нас так же фамилии и пишутся, «по-модному». 

И на картах все русские наименования остались. Я летал на самолете вокруг Денали (самая высокая точка Северной Америки — шеститысячник), так вот, она раньше называлась Мак-Кинли, а до конца 19 века — Большая Гора. И вот я лечу в самолете на месте второго пилота и рассматриваю старую карту, а на ней написано латиницей «BOLSHAYA GORA». Он американец, русского не знает, для него это какая-то абра-кадабра. И я ему перевел, конечно. И так очень много локаций — некоторые просто перевели на английский. 

Коренного населения на Аляске сейчас — семь или восемь народностей со своим языком, культурой. Есть алеуты, тлинкиты (подробнее почитать об этом можно здесь — прим. ред.)… Кто-то мирно настроен, кто-то более агрессивно, но в целом отношение очень хорошее, особенно у алеутов. Да и в целом встречали нас радушно.

Это совсем вкратце об экспедициях в сторону Аляски. Мы будем эту деятельность продолжать — катамаран нас ждет в Ситке, его, как минимум, нужно вернуть домой в Иркутск. Из-за ковида все подзатихло, но вот пару недель назад судно проверили — с ним все в порядке.

Вторую часть разговора с Анатолием Казакевичем читайте на «Байкальском Фронтире» на следующей неделе.

 

Возрастное ограничение: 0+.

В наших соцсетях все самое интересное!

Вам может понравиться