Журнал / Все

Иркутск и декабристы: как ссыльная знать изменила город и изменилась сама

Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Иркутского государственного университета Тамара Перцева в 2016 году написала большой и вдумчивый исторический материал «По местам декабристов в Иркутске», который был опубликован в альманахе «Прогулки по старому Иркутску». В нем Тамара Алексеевна рассказывает читателю о влиянии декабристов на далекий сибирский город и о том, как столица Восточной Сибири повлияла ни них самих. Мы приводим отрывки из этого текста.

Владимир Кузьмин. Декабристы в Иркутске
Владимир Кузьмин. Декабристы в Иркутске

Восстание декабристов в 1825 году было своего рода феноменом. Молодые дворяне, представители аристократического сословия вдруг захотели бросить всё, отказаться от привычных благ, которые сопутствовали статусу их именитых семейств, чтобы бороться за права и свободу других людей, не имеющих таких привилегий. В известном смысле к этому их подвигли события конца XVIII – начала XIX века: революция во Франции, антинаполеоновские войны, втянувшие в водоворот событий Российскую Империю. Молодёжь из высшего российского сословия начала осознавать себя людьми историческими, ответственными за то, что происходит в мире и стране, людьми, от которых зависела судьба собственного народа. 

Среди многих славных страниц истории Иркутска особое место занимает 30-летняя ссылка декабристов. Город стал для «первенцев свободы» и местом гонений и жесткого надзора, и поприщем общественной деятельности «словом и примером», и «оазисом дружеского участия», а для некоторых – и местом последнего упокоения. 

Сергей Левенков. Декабристы
Сергей Левенков. Декабристы. 1950

Пять человек по решению императора были приговорены к смертной казни, более ста отправлены в сибирскую ссылку, в «чёрную дыру», из которой мало кто надеялся вернуться. Всего в сибирскую ссылку было отправлено 124 участника декабристских организаций, 96 из них – в каторжную работу, остальные – на бессрочное поселение. Из числа сосланных в Сибирь 113 принадлежали к дворянскому сословию и только 11 – к податным сословиям. Среди декабристов восемь человек были обладателями княжеского титула и вели свою родословную либо от легендарного Рюрика, либо от великого литовского князя Гедемина: А.П. Барятинский, С.Г. Волконский, В.М. Голицын, Е.П. Оболенский, А.И. Одоевский, С.П. Трубецкой, Ф.П. Шаховской и Д.А. Щепин-Ростовский. Граф З.Г. Чернышев принадлежал к семейству, ведущему свой род от одного из любимцев Петра I. Еще четверо (А.Е. Розен, В.Н. Соловьев, А.И. Черкасов и В.И. Штейнгейль) имели титул барона. 

Поскольку главной и почетной обязанностью дворянства изначально считалась воинская служба, 105 ссыльных «дворянских революционеров» до 1825 г. были военными. Только восемь человек служили по гражданскому ведомству, а одиннадцать находились в отставке. Среди военных трое имели генеральский чин (генерал-майоры С.Г. Волконский и М.А. Фонвизин и генералинтендант Второй армии А.П. Юшневский), 11 были полковниками, 7 подполковниками, 7 майорами (капитан-лейтенантами), 10 капитанами (ротмистрами), 13 штабс-капитанами (штабс-ротмистрами), 18 поручиками (мичманами), 21 подпоручиками (корнетами), 7 прапорщиками, 5 юнкерами и портупей-прапорщиками, 4 унтерофицерами и фельдфебелями и 7 рядовыми. Самому старшему из невольных сибиряков, О.-Ю.В. Горскому, было 60 лет, младшему, В.С. Толстому – 20. 

Декабрист Сергей Григорьевич Волконский. Фото А. Давиньона. Иркутск, 1845
Декабрист Сергей Григорьевич Волконский. Фото А. Давиньона. Иркутск, 1845

С 26 августа 1826 года начались «манифестации» иркутян у Московских ворот в честь прибытия первых партий декабристов. Первым из декабристов в Иркутск был привезен Н.Ф. Заикин, осужденный на поселение в Гижигинск Якутской области. Он был помещен в почтовую избу при почтовой конторе, где позже содержались все декабристы, следовавшие сразу на поселение.  А 27 августа у Московских ворот иркутяне встречали первую партию «сиятельных каторжан»: Е.П. Оболенского, В.Л. Давыдова, А.З. Муравьева и А.И. Якубовича. Через день в Иркутск доставили С.Г. Волконского, С.П. Трубецкого и братьев А.И. и П.И. Борисовых. 

Московские ворота
Московские ворота

Через иркутскую тюрьму прошли все декабристы, следовавшие в каторжные работы. А.М. Муравьев позже вспоминал: «Пройдя несколько длинных дворов, мы заполнили темную, широкую и грязную комнату, мебель которой состояла из стола и походной кровати. <…> Во время нашего пребывания в иркутской тюрьме нас ежедневно посещал наш начальник тюрьмы, но нам от этого не было лучше, мы буквально страдали от голода».

Сибирскую ссылку своих мужей решили разделить и некоторые из жен. На момент вынесения приговора в браке состояло только 20 декабристов. В Сибирь приехали девять жен: Е.И. Трубецкая, М.Н. Волконская, А.Г. Муравьева, Е.П. Нарышкина, М.К. Юшневская, А.В. Ентальцева, Н.Д. Фонвизина, А.И. Давыдова и А.В. Розен, а также две невесты-француженки П. Гебль, будущая Анненкова, и К. Ле-Дантю, ставшая Ивашевой. Все они по пути в Нерчинские рудники останавливались в Иркутске, где вынуждены были подписать документы, существенно ограничивавшие права не только их самих, но и их будущих детей. Именно тогда у них сложились теплые, дружеские отношения с семействами иркутских купцов Кузнецовых, Трапезниковых, Наквасиных, в домах которых они останавливались. Несмотря на печальные обстоятельства, приведшие их в наш город, они, как и М.Н. Волконская, находили «его красивым, местность чрезвычайно живописною, реку великолепною». 

Памятник женам декабристов
Памятник женам декабристов. Мария Волконская

Первоначально Иркутск не входил в число городов, где разрешалось селиться декабристам. После отбытия срока каторжных работ их определяли на поселение в сельскую местность, где они должны были работой на земле (каждому «государственному преступнику» выделялся 15-десятинный надел) «снискивать себе средства к жизни». Стараниями родственников и друзей, ходатайствующих за осужденных, некоторые из них были поселены в пригородных селах – Урике, Усть-Куде, Большой и Малой Разводных, Смоленщине. Это позволяло время от времени приезжать в губернский город для решения административных и хозяйственных дел. «Первый декабрист» В.Ф. Раевский в январе 1835 г. даже купил у своего старого знакомого Н.С. Турчанинова дом в Тихвинском приходе. В 1845 году в связи с поступлением сына в гимназию жене декабриста М.Н. Волконской разрешили переехать из села Урик в Иркутск на постоянное место жительства, в конце года разрешение распространилось и на С.Г. Волконского. 

С 1847 г. дом Волконских становится культурным центром Иркутска, а его хозяйка – законодательницей такой необходимой для сибирского города моды на образование, литературно-художественную деятельность, осмысленный, интеллектуальный досуг. В салоне жены «государственного преступника» иркутяне узнавали последние литературные новости, знакомились с классической музыкой, обсуждали спектакли, увиденные в местном театре и поставленные стараниями доморощенных артистов – гимназических друзей сына хозяев Миши. Сам С.Г. Волконский в Сибири увлекся сельским хозяйством, и среди его новых друзей было немало «подгородных крестьян». Семья Волконских проживала в этом доме до амнистии 1856 года.

Дом-музей Волконских. Фото с сайта музея

В 1845 году иркутянами стало и семейство Трубецких, так как две младшие дочери Елизавета и Зинаида были приняты в только что открытый Девичий институт Восточной Сибири. В Иркутске семья Трубецких проживала в Знаменском предместье на Якутской улице (дом не сохранился). Так же, как и в доме Волконских, центром притяжения для иркутян была хозяйка, отличавшаяся «своей необыкновенною сердечностью», умевшая приветить и столичного чиновника, и безродного сироту. Своей благотворительностью Екатерина Ивановна снискала искреннюю любовь сибиряков. Сергей Петрович Трубецкой пользовался заслуженным авторитетом высокообразованного человека, привлекая к себе местную интеллигенцию своими знаниями в области химии, физики, метеорологии, ботаники. 

Литературные и музыкальные вечера в домах Волконских и Трубецких прививали иркутянам привычку к осмысленному эстетическому времяпрепровождению. Портреты, которые писал во время своих приездов в Иркутск Николай Александрович Бестужев, занимали свое место в интерьерах иркутских купцов и интеллигенции, воспитывая художественный вкус. Не меньшее воздействие оказывали и театральные пристрастия ссыльных дворян, видевших в свое время игру Каратыгина и Мочалова, близко знакомых с Грибоедовым и Шаховским, пьесы которых разыгрывались на иркутских подмостках. Приехавший в Иркутск в декабре 1841 года «на заработки» Н.А. Бестужев за девять месяцев написал 72 портрета, среди которых особо выделяется трапезниковская коллекция. 

Дом-музей Трубецких
Дом-музей Трубецких. Фото с сайта музея

Близкое знакомство с сибирскими предпринимателями, искренний интерес к судьбе края, ставшего их второй родиной, предопределили активную позицию декабристов в «амурском вопросе». Горячим сторонником генерал-губернатора Н.Н. Муравьева в деле освоения новых земель стал А.В. Поджио. Одобрительно, хотя и более осторожно, высказывались по этому поводу С.П. Трубецкой, В.Ф. Раевский, М.А. Бестужев. Среди активных участников амурских экспедиций были сыновья декабристов Михаил Волконский и Юлий Раевский. В августе 1858 г. в начале Заморской улицы (ныне ул. Ленина) были выстроены Амурские триумфальные ворота в честь заключенного Н.Н. Муравьевым Айгунского договора с Китаем. 

Декабристы оставили в Иркутске не только добрую память о себе, они способствовали формированию традиций интеллигентности и терпимости, позволивших нашему городу стать столицей Восточной Сибири не только в административном и экономическом, но и культурном и духовном отношении.

Возрастное ограничение: 0+.

В наших соцсетях все самое интересное!

Вам может понравиться